19 июля 2010 г.

5.

Мир внутри и вокруг меня изменился. Меня тянуло на просторы, не измеримые человеческой логикой. Два месяца лета девятого поменяли всё в моём сознании, перевернули моё мировоззрение с ног на голову, а если быть более точным, разрушили его. Это был полный дестрой. Интуитивное паломничество по святым местам тамплиеров поломало многие стереотипы и раздвинуло границы моего воображения настолько, насколько этого не делала ни одна книга. Это приключение было безбашенно, и тогда мне казалось, что, если я переживу его снова, даже в мыслях, я просто сойду с ума. Синхронный переводчик под влиянием синхроничности, я стал выстраивать систему ценностей заново.

Женева, Швейцария. Музей Красного Креста и Красного Полумесяца


Шотландия, семинар по пермакультуре. Я ближе к окну слева. Джонни - на фотографии справа от меня.

На дворе стоял верасень. Именно верасень, а не сентябрь, потому что была Шотландия и вереск, или верас. Сознание моё начало очищаться, а психический шум - минимизироваться. Был волшебный троллейбус номер 40 и концерт сибирских шаманов группы "Калинов мост". Казалось бы, куда дальше, но этот концерт поменял всё. Снова: во время выступления музыка у меня в голове начала воспроизводиться в виде разноцветных волн, кружочков и квадратов. Как если бы кто-то включил визуализацию Windows Media Player у тебя в голове, только волны - твои чувства. Не думаю, что дело было в дыме, который шёл со сцены: единицы смогли усидеть на своих местах после третьей песни КМ в к/з Минск. Моя одногруппница Алеся Шарипова скажет мне позже, что по-научному эта визуализация называется синестезия. Мне тогда казалось, что я, наконец, понял, что скрывается за словом катарсис. Счастье было бесконечным. Кстати, потом до конца года появился безлимитный интернет, и психического шума стало в разы больше.

Помню, когда рассказывал Будниковой о своей поездке в 13 стран за 7 недель, она сказала, что она так и знала, что я поеду автостопом. Ещё на 3-м курсе. Надо же. Почему мне не сказала? :) А Севостьянова, не преподававшая на переводческом факультете 2 года, подошла ко мне однажды в перерыве, поблагодарила за слова, которые я написал про неё в блоге 2 года назад, и сказала, что они дали ей надежду и веру в собственные силы, чтобы снова вернуться на факультет. И так моя любовь к её преподаванию на втором курсе поменяла что-то для будущих поколений переводчиков. Надеюсь, эта перемена к лучшему. И так слово, которое было, как известно, вначале, изменило всё.

Преподаватели пятого курса были маститые, все на подбор: мастер переводов Плютов вёл синхрон, профессионал с большим опытом Маркова тоже преподавала синхронный перевод, суперзвезда Вдовичев - устный, Иванова запомнилась мне как самый профессиональный преподаватель немецкого (перевода) в инязе, добрая немка Марголина Светлана Зеликовна продолжала вести практику немецкого, Шаблыгина, иммигрировшая через месяц в Штаты с мужем и сменённая гомеопатической Горшковой, интересно, на мой взгляд, учила нас интерпретации текста/стилистике, безудержная Елецкая с тоннами фильмов и передач, которые нужно было пересмотреть, материалов, которые нужно было прочитать и эссе, которые по всему этому нужно было написать, - практике английского.

Вместо меня в компьютерном классе стал работать мой одногруппник Саня Шмыга, а я стал зарабатывать, в основном, устными переводами. Осенью меня позвали синхронить в нацбанк, где мне посчастливилось переводить с суперпрофессионалом (и снова бывшим(?) сотрудником ГРУ?) Евгением Трибулёвым. Продолжалась волонтёрская работа в Красном Кресте и ДКХЦ. Но когда просили озвучить очередной диск в "Вышэйшай школе" или помочь с компьютерами, не отказывался.

А тем временем с Ваней Бондарем мы занимались покорением высшей точки Беларуси и поездками на Голубые озёра. Ещё осенью я съездил в Березинский биосферный заповедник и отказался от участия в переписи населения.

Березинский биосферный заповедник, болота с клюквой.

Аудио/видео. В начале учебного года я открыл для себя авторскую программу Бориса Гребенщикова "Аэростат". Думаю, если бы я нашёл эти передачи/подкасты раньше, мне не понадобилось бы так много времени, чтобы самому прийти к некоторым вещам. Хотя, если верить главному открытию герменевтического круга, понять можно только то, что ты уже понимаешь. Был Сплин, начавший концерт за упокой, а закончивший за здравие. Как и на 1-м курсе, приезжал Шевчук. И хотя концерт снова был отличным, магия четырёхлетней давности не повторилась. Как говорят, в одну и ту же воду нельзя войти дважды. Я выиграл бесплатный билет на Lumen, прихавшую с "Миром" на этот раз в Минск. А ещё в 2009-м Ваня дал мне фильм Into the Wild (по-русски "В диких условиях") и сказал, что этот фильм про меня. Не думаю, что он до конца представлял, насколько он был прав, когда говорил мне об этом: во вселенной Кристофера МакКендлесса был и фургончик с миром, и Джони Митчелл, и открытые пространства Северной Америки с её горами, лесами, реками, свободой и единением со всем. Я тогда подумал, что эта история про всех нас, Я смотрел этот фильм и еле сдерживал слёзы.

Слёзы я сдерживал не только из-за фильма, но из-за своих новых соседей по комнате, в которой раньше жил Юра Тихомиров. За пять лет университета я не то что не жил с такими людьми - таких я просто не встречал. Я забаррикадировался от внешнего мира в своей келье из бетона, чтобы выстроить новую систему ценностей и писать работы по Елецкой, и поначалу обращать внимание на вакханалии просто не было времени. Но когда пришло время существенных перемен, в ход пошла философия айкидо и принципы - вне всяких сомнений - великого Ганди. Новый же сосед брсмщик говорил, среди прочего: "Что скажут, то и буду делать" и "Эта девушка умеет не испортить впечатления о себе, когда начинает говорить". Обстановка более/менее наладилась, и жизнь пошла дальше. Но я всё думал: для чего-то эти люди должны были появиться в моей жизни? Какому-то уроку они должны были меня научить? Каким-то образом я их привлёк своими мыслями? Или как?

Одно из самых ярких воспоминаний 2009-го года - очередная поездка в Браслав в самый короткий день в году - 21 декабря, в день Калинова моста. Помню, это был один из самых счастливых дней всего моего 21-го - на тот момент - года.

Несколько слов о Елецкой. Эту женщину нельзя не уважать за её стремление не только существенно повысить наш уровень владения английским, пускай и при помощи не самых современных методов, но и сформировать в нас собственное мнение по многим актуальным вопросам политики, экономики, заставить нас смотреть на мир не бездумно, оценивать ситуацию объективно, с учётом плюсов и минусов. По-другому дела обстоят с тем, как именно это происходит. Нет, чтобы дать чёткие инструкции по написанию работ типа тех, что представлены здесь, замотивировать студентов, снизить количество этих самых работ, так даются размытые "гайды", из-за которых половина эссе списывается копипейстом, а вторая переделывается после просмотра. Не объясняется, для чего всё это - в таком количестве - нужно. Как и с алгоритмом по заучиванию отрывков по фонетике, мы ко всему должны были приходить сами. Несмотря ни на что, скучать с Елецкой лично мне было некогда. Подтверждение тому можно найти вот в этом посте Дмитро Кушнира, которого я весной пригласил в гости к нам на пары :). Кстати, скачать работы по Елецкой совершенно бесплатно можно здесь.

А весной мы с Ваней ездили в белорусское местечко Коссово, считающееся родиной национального героя сразу нескольких стран - Тадеуша Костюшко. В его честь названа высшая точка Австралии, один из округов штата Индиана, город в штате Миссисипи, остров в штате Аляска, многие улицы и т.д. А ещё там есть дворец Пусловских. Через неделю мной была предпринята попытка добраться до города-героя Волгограда. Стопом. Через Украину. Из Минска за 36 часов. В запасе у меня было всего полтора дня, потому что накануне я бегал очередной полумарафон по снегу - снова вокруг комсомольского озера. А было это 26-го марта. Свой 22-й день Рождения я встретил в Украине, которую очень люблю, а ехал я на концерт Калинова моста. Хотелось успеть доехать до Волгограда, где должен был выступить Дмитрий Ревякин с группой. Хотелось, как потом напишет Хелависа, "припасть к источнику", прикоснуться ещё один раз к божественному, повторить опыт взрыва вераснёўскай бомбы в районе солнечного сплетения. И хотя я не успел совсем чуть-чуть и поехал обратно домой возле Ростова, взрыв бомбы, и даже не одной, был. Только не в районе солнечного сплетения, а в районе двух московских станций метро, на одной из которой - Парк культуры - я был где-то за полчаса до взрыва, когда ехал в сторону Белорусского вокзала, чтобы сесть на электричку до Одинцова. Это был мой второй после концерта группы Люмен в мае 2009-го года раз в Москве. И для меня он, конечно, мог бы стать последним. На парах по Елецкой как раз в это время мы разбирали темы "Международный терроризм" и "Чечня. Причины конфликта и его последствия".

Было начало апреля, и конец университета приближался с неумолимостью восхода солнца. Пока Маркова была как на иголках в Лондоне под облаком пепла исландского вулкана, Сьюзан позвала меня переводить очередной семинар. А Катя Степанова попросила помочь перевести профсобеседования ливийских врачей с белорусскими врачами и медсёстрами. Вот где пригодился опыт волонтёрского ДКХЦ. Ещё одно воспоминание того времени: случайная встреча в метро с Виолеттой Феисой, к слову, бесподобно преподававшей у меня перевод. Когда я спросил о её дальнейших планах, она сказала, что хочет стать лучше как профессионал. Меня её слова удивили. Почему лучше как профессионал, а не как человек?

В один день был ещё один концерт БГ, на который мы ходили вместе с Андреем Сырисько, и семинар "День Европы" про зелёное будущее и экожильё. И семинар, и концерт мне очень понравились. Насчёт концерта Андрей даже сказал, что теперь не может слушать Гребенщикова в записи. И позже Андрей позвал меня прыгать с верёвки с заброшенного здания в Минске. Как раз тогда я готовился к экзамену по языкознанию. Конечно же, я поехал. Мы поехали большой компанией, и до самого последнего момента я был уверен что прыгну. Но уже на краю мой мозг отказался делать шаг в пустоту и лишаться опоры под ногами. Ситуацию спас Илья Волков, столкнувший меня с девятого этажа. Сам бы я не прыгнул. Понял, что нужно учиться не бояться чувства того, когда тебя ничего не держит. Правильно говорят, что, чем ближе к звезде, тем всё меньше перил. И вообще в инязе меня окружали удивительнейшие люди. Вот, например, моя хорошая знакомая с потока, очень добрый и открытый человек, мегамозг по всем инязовским меркам Юля Журо проводит своё свободное время так.

В тот же день после "прыжка" мои одногруппники и их друзья позвали меня на дачу отметить начало мая - Белтайн! Как раз тогда я готовился к экзамену по языкознанию. Конечно же, я поехал. Было хорошо!

Мы на даче

Приехал домой, к экзамену подготовиться не успел, но, на удивление, его сдал. А потом поехал в 33-ю поликлинику, чтобы отдать себя в руки иранца Гольтабризи и его скальпеля. Дело в том, что накануне у меня в ноге нашли иголку. Как нашли? Нога опухла после 284,21 км, если верить сайту Nike+, пробежек этой весной - с середины марта по начало мая. Самое интересное, что опухла она не из-за иголки, непонятно для меня каким образом попавшей в стопу (инопланетяне?), а из-за бега. Но снимок иголку показал, и Гольтабризи решил её удалить. Ногу разрезал, но ничего не достал. Зато сказал, что у меня нет обследования грудной клетки за этот год, поэтому я пошёл делать флюорографию, а она показала воспаление лёгких, что тоже было странно, потому что я чувствовал себя, не считая лёгкого покашливания, так хорошо, как уже долго не чувствовал. В 9-й больнице сказали, что у меня двусторонняя полисегментарная пневмония. Вот как, оказывается, бывает. А время в девятке было, конечно, не такое золотое, как в десятке, но люди со мной в палате лежали отличные. Плюс меня все навещали: родители, брат с женой, Ваня и Андрей Сырисько, Илья Волков и Максим Доровских.

Итоговая беговая статистика

После больницы засел, наконец, за диплом, который писал у Марковой на тему "Переводчик-синхронист с позиции философии аюрведы". Но для поездки во Владимир на фестиваль "Небо славян", на котором выступал "Калинов мост" и "Алиса", время нашёл. И был то мэджик. Кроме этого, в моём мировоззрении было сломано ещё два стереотипа.

Приехал с фестиваля и снова сел за диплом. Бессовестный, я оставил всё на самый конец, но успел отнести работу рецензенту до операции по удалению иголки в 11-й больнице 11-го июня. Иголку достали, 5 дней был дренаж, и 16-го отпустили защищать диплом. Хотя защитил его на отлично, затянул свою презентацию, чем навлёк на себя гнев комиссии. Но ужать презентацию дветысячелетней философии и её применимости к синхронному переводу до семи минут выступления было сложнее, чем придумать идею и написать саму работу.

Оставшееся время в больнице, где я пролежал до 25-го июня, было плодотворным: я ответил на кучу писем и прочитал дневники, вспомнив все пять курсов. Уже середина июля, но нога ещё заживает. Интересный факт: примерно в то время, когда у меня обнаружили пневмонию, Стив Хаус восстанавливался в больнице после падения с горы в районе канадского Банффа. И в то же время один мексиканец, который бегает ультрамарафоны (я нашёл его блог в интернете, когда искал книгу Стива Хауса), сломал себе кость в мизинце. ?

Рентгеновский снимок с иголкой

Иголки остры и колки...

На следующий день после выписки из больницы в Минск из страны кленового листа прилетели мои друзья. Официальный повод - мой выпускной/вручение диплома 28 июня. Помимо этого я им показал Беларусь. Казалось бы, что здесь могло произойти необычного? Ан-нет, необычное было. Конечно же, я свозил их также в одно из моих любимейших мест на этой планете - удивительный Браслав. И то был мэджик. Да и вообще их приезд в Беларусь - отличное время вместе и бесценный опыт.

Гора Маяк, Браслав. Видишь, солнце встаёт над землёй?

Что будет дальше, решать нам.

--
2.
3.
4.

3 комментария:

  1. Анонимный12.10.2013, 0:30

    Случайно наткнулась, спасибо большое за работы по Елецкой)

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный12.10.2013, 11:51

    и блог интересный, вдохновляющий. Спасибо.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за спасибо! :)

    ОтветитьУдалить